www.newgen.spb.su
Публикации | Новости | Community | Ссылки | Guestbооk








Про Динки, мужской клуб, Мерсед и лодыжки


«Если вы думаете, что мой роман
Маятник Фуко фантастический – вы ошибаетесь.
Этот роман весьма реалистичен.»
Умберто Эко


С Мануелем я встретился в спортзале. Он был архитектором, а теперь играет на басу и изучает лечебный массаж. В период кризиса видно массажисты нужнее архитекторов. Я точно не знаю для чего – то ли для преодоления психологического кризиса безработного, то ли для определения, наконец, собственной половой ориентации – Мануель записался на психологический тренинг для мужчин. Ману дал слово не рассказывать, что именно происходило на тренинге, но с тех пор ездил по выходным в горы с группой с семинара. Однажды он пригласил меня на их сходку. В числе прочего был бесплатный ужин, так что я решил не отказываться.

Меня встретили мужчины разного возраста, расы и достатка. Программа вечера была строго регламентирована и включала в себя ужин, активные игры, посиделки у костра, обсуждение насущных вопросов. Меня мучил тот же вопрос, что вы, наверное, задаете себе сейчас, а зачем это нужно? Платить 500 долларов за семинар, тратить на него выходные, чтобы потом отвисать с совершенно левыми мужиками? Но скоро одна из реплик участников все разъяснила. Он сказал: «Мы выросли в обществе, построенном на конкуренции. Весь мой опыт всегда говорил мне о том, что никому никогда нельзя доверять. У меня никогда не было друзей. И теперь, после тренинга, мы пытаемся построить нормальные мужские отношения, которых были лишены всю жизнь. Теперь мне есть с кем обсудить мои проблемы, поговорить о женщинах и почувствовать себя в кругу таких же мужчин как я».

На встрече было несколько человек из тех, кто не был ни на каких семинарах. Нас агитировали записаться. По их традиции нужно было схватить себя за яйца и сказать «Fuck it, I ll do it!». Когда очередь дошла до меня, я почувствовал определенное моральное давление. Но в моем случае все было просто: «Господа, я бы с радостью присоединился к вашему замечательному клубу, но в тот викенд, на который вы его наметили, я буду на речке, на которую планировал попасть целый год. Я готовился к этому событию и пропустить его не готов ни за что». Быть верным собственным обещаниям – один из пунктов в уставе их сборища, так что отмазка проканала, и я был отпущен сытым и довольным.

Конечно, я не стал им говорить, что у меня на каждые выходные летом была намечена речка, на которую я собирался целый год, так как лето – необычайное время для каякинга в Калифорнии. Строить планы – смешить Господа. Но пока я еще об этом не думал и ожидал на парковке Карлтона и двух его друзей. Была пятница, и я только что позвонил боссу и сказал, что беру больничный на один день в связи с тем, что на South Fork Merced оптимальный уровень воды. На самом деле шефу я немного приврал – уровень воды был выше оптимального. Карлтон любит, когда воды побольше, и я полностью с ним в этом солидарен, хотя большинство каякеров отказываются с ним сплавляться, предпочитая подождать пока уровень упадет. Благодаря этой репутации, имя Carleton превратилось в Gnarleton.



Мы встретились с Вили и Бретом. Как мне сказал Гнарлтон, Брет был лучшим каякером в Кали, но несколько лет назад начал серьезно работать и уже два года не сплавлялся. Поэтому его сплав будет тем, что американцы называют «off the couch» - с дивана в лодку. Мы упаковали спальники, еду, одежду и поплыли. Многие Калифорнийские каякеры называют эту речку своим любимым классом 5. И должен согласиться, это очень хороший кусок бурной воды. 24 мили отличных порогов, с двумя обносами, которые в теории можно бы и проехать, но состав стали, из которых сделаны яйца, у меня не достаточно прочен, чтобы сказать «Fuck it, I ll do it!».

В одном из многочисленных порогов Брет заварился и поплыл. Он ехал первым, и мы не видели его приключений. Когда я доехал донизу и понял что в суводи один, побежал с морковкой наверх искать его. А Вили поехал вниз. Оказалось, Брет потерял лодку, проплыл два порога ниже и вылез на скалы. Река течет в каньоне и выхода два – либо идти вниз по течению, либо вверх. Мы назначили место встречи и разделились. Вили и Брет пошли пешком вниз, а мы с Гнарлтоном поехали искать лодку. Попутно решив, какую часть нашего снаряжения отдадим Брету, чтобы он не замерз ночью. К счастью, лодку мы нашли, дождались ребят и доехали до суперслайда – порога за которым нам предстояло разбить лагерь. Карлтон собирался занести, но двое парней уже уехали вниз, а я ему процитировал Головкина «обносить пороги, которые можешь проехать – опасное пораженчество». Мы оттолкнулись и поехали вниз. Порог – это огрооомный слайд с серией бочек, заканчивающийся еще бОльшим финальным слайдом и бочкой. Я очень опасался суводи справа, так как мне казалось, что если туда попасть, то оттуда не выйти. Меня немного подкусила бочка перед основным дропом, и, в итоге, я уехал далеко влево, к камню, которого обычно опасаются все остальные. Парни за меня испугались, и Вили сделал подпись к фотографии «Петя потерял корму, и обрел религию на супер слайде».



Счастливые мы добрались до лагеря, разожгли костер и, поглощая виски и сосиски, стали смотреть на звездное небо Кали. У Карлтона в Сан-Франциско появилась новая подружка. Очень умная и состоятельная девочка, которая работает адвокатом и крайне активна в постели. Вили дал Карлуше незаменимый совет как добиться гармоничных отношений: «вот приедешь, не брейся не мойся, а схвати ее, брось на кровать, заломи руки и скажи – Можешь кричать сколько угодно». А потом вообще выразил свое отношение к женщинам метафорой из американского фольклора. «Помнишь фильм Days of thunder с Томом Крузом? Он едет по шоссе, и впереди случилась авария. Ему нужно прорваться, но впереди лишь облако дыма. Он выставляет курс, держит руль прямо и, что есть силы, давит на педаль газа. Вокруг сталкиваются машины, летят горящие покрышки, все в дыму, бегут люди в огне, а он только держит руль прямо и давит что есть силы на газ. И прорывается. Так вот, запомни, Карлтон. Женщина – это авария. Все что тебе нужно делать - это держать руль прямо и что есть силы давить на газ».

На следующий день мы проехали речку до конца, Вили и Брет отправились домой, а мы с Карлтоном – обратно на пут-ин. Second run – double fun. Пока линии свежи в памяти, мы решили проехать все еще один разок, только на этот раз без ночевки. Мы встретили парней, с которыми я плавал в штате Вашингтон, и договорились поплыть назавтра вместе. На утро они не объявились и мы с Гнарлтончиком поплыли вдвоем. Сплав был отличным, мы все ехали по памяти с наплыва, включая супер слайд. К сожалению ближе к концу сплава у меня треснула лодка. Я ее заклеил. В следующем пороге она треснула снова, уже в другом месте. Короче к концу сплава у меня было пять трещин, и я отливался каждые 15 минут. К счастью это уже было близко к выходу и серьезных порогов там не было. Моя скорлупка, как старая лошадь, сказала мне «я устала, я больше не могу» и тихо умерла.



На тейкауте мы провели 4 часа пытаясь застопить машину. Я также нашел джип парней из Вашингтона и безрезультатно обшарил его в поисках ключей. Темнело. Мы видели только один выход из сложившейся ситуации – пройти пару миль пешком до бара и напиться. И вот, сидя за кружкой пива, я случайно бросил взгляд в окно и увидел машину каякеров, выскочил из бара и несколько минут спустя мы уже ехали наверх к нашей тачке.

Следующей речкой в моих планах была Динки крик. Это одна из семи рек, про которые снят фильм ”7 river expedition”. Участок длиной всего 6 миль, но его ходят два дня, при условии, что в группе есть кто-то, кто знает линии движения. Иначе здесь можно провести куда больше времени. Начинается все спуском по крутому склону к речке. И хотя пешая часть всего пару миль, но нужно ломиться через кусты с лодкой. А дальше – 6 миль непрерывных водопадов. Если в любой точке посмотреть вверх или вниз – речка напоминает горнолыжный склон. Естественно, уровень воды для такого сплава выбирают довольно низкий. Разогревочных участков нет, и мы сразу же начали валиться вниз. Поскольку моя лодка сломалась, мой друг дал мне свою – зеленый номад. После нескольких высоких дропов мы остановились перед очередным водопадом. С виду – совсем ничего особенного. Отвесный слив высотой метров 8. Но большая часть воды утекает в глухой сифон, и нужно обязательно приземлиться в левую часть, откуда можно зайти в суводь. Если при приземлении перевернешься – то окажешься в сифоне. Но обнос вселял в меня ужас. Тогда я еще не понял, что на Динки все обносы такие. Нужно было по скале противоположного берега, спускаться на веревках, опускать лодки, а потом прыгать в реку и переплывать ее перед следующим порогом, который мы тоже обносим. Сразу скажу, что обнос действительно был опасным – когда Карлтон спускался по веревке вниз, сверху сорвался камень размером с двух Карлтонов. Неимоверным бетманским прыжком он вытолкнул себя в сторону, упал в реку и плыл изо всех сил, чтобы течение не унесло его вниз. Если бы он промедлил с решением на пару секунд, столкновения с камнем было бы не избежать.



Я решил, что обнос страшнее порога, и решил ехать. Чтобы перестраховаться и не угодить в сифон, я зашел максимально влево, что и стало в итоге моей ошибкой. От сифона я уехал, но приземлился носом лодки в камень у стенки левого берега. Лодка треснула, а я сломал обе лодыжки. Я зачалился и кое-как вылез на берег. Стоять и ходить не мог, поэтому во время обносов парни носили мою лодку, а я полз на карачках. На этом участке не мало таких мест, которые я бы посчитал необносимыми. Но мне предстояло обнести их, не пользуясь ногами. Это было бы невозможно без помощи моих друзей. Иногда они спускали меня на веревке в обвязке. Иногда обносили меня вместе с лодкой. Иногда сажали в лодку и спускали на веревке вниз, чтобы избежать тюленего старта. Так как любой удар лодки вызывал серьезную боль. Даже буффить было больно, если буфф был высоким. Вылезать и залезать в лодку требовало огромного времени и массу усилий. Да и просматривать я толком не мог, так как мне было не встать на ноги. Поэтому друзья описывали мне линию движения, и я ехал по их наводке.

Наконец мы добрались до лагеря, и я смог отдохнуть у костра. Я рассказал о мужском семинаре Мануэля.
- Представляете, мужики платят за это деньги
- Чтобы просто быть нормальными людьми
- А у нас все это есть бесплатно. И это не какой-то идиотский тренинг, это более чем реально.



Я опасался дождя и хотел заночевать в пещере, так как Калифорнийские каякеры никогда не возят с собой тент – летом дождя не бывает. И правда, ночь была звездной, а следующий день - ясным, несмотря на то, что выше в горах была гроза. Собственно у меня не было иного выбора, нежели закончить сплав в конце речки, так как идти я все равно не мог, а выходить пешком требовало немалых усилий. Сплавной день был длинным. И хотя он был полон отличных порогов, мне не удавалось получать от них удовольствия, я думал только о том, как бы добраться донизу. Все что я видел во время сплава – срез. И друзья говорили мне куда ехать. Если они долго совещались, перед тем как назвать мне линию – это означало, что порог не простой. Мы подъехали к линии горизонта. Обнос отсутствовал, был виден срез и верхушки деревьев. Парни долго советовались, а потом сказали – заходи пять футов от левой стенки, поздний буфф. Ну что ж… Порог не измениться, моя ситуация тоже. Захожу 5 футов от левой стенки, наклоняюсь и жду. И тут вижу срез, от которого толкаться. В голове проносится «ёпаралон!», высота слива, наверное, метров 10, слева и справа кармашки с пенной водой (то что американцы называют pot holes), внизу бочка. В такие моменты решающую роль играет опыт, так как тело само действует, как ему должно, вне зависимости от испытываемых эмоций. Не бояться – не значит не испытывать страха. Не боятся - значит действовать, несмотря на то, что напуган. И пока мое сознание боится, рука вытягивается вперед, чтобы взять воду на срезе, корпус скручивается и наклоняется в сторону слива, а ноги выталкивают лодку. Секунду спустя – буфф, и я в порядке внизу.



Впереди было еще несколько испытаний, самыми сложными из которых стали маленькие бурбуляки класса3, только потому, что в них нос моей лодки снова стукнулся об камень. Было очень больно, но нужно было непременно зайти в суводь чтобы не утечь в следующий порог внизу. Следующее - плотина на самом выходе из каньона, которая сливала воду. Это была мощнейшая струя, как из пожарного шланга, бьющая через всю реку. Пришлось ехать заход класса 3, а потом наклонятся, чтобы проехать под струей. При этом если бы она попала в каякера, то наверняка бы как минимум оторвала голову.



Дальше мы добрались до машин, и поехали забирать тачку с пут-ина. На дороге мы встретили маленького чорно-белого пушистого зверя. Парни закричали «скууунс» и кинулись закрывать окна. Судя по их испугу, он и правда должен был быть очень вонючим. Но оценить это мне не удалось.

Карлтон заботливо вез меня, чтобы не тревожить мои ноги нажатиями на педали. На утро я пришел к врачу, который сделал рентген, а через несколько дней прооперировал обе мои ноги. Сезон получился не очень удачным, так как несколько месяцев кататься я смогу только на инвалидной коляске.



Но сказать я хотел вот что. Первое - промахиваться мимо линии своего движения может быть очень опасно. И второе. Мир – удивительная и многогранная штука. Он настолько богат, что может отвечать любым нашим представлениям о нем. Реальность – это не «или … или …», это «и… и…» Трудно найти более фундаментальный пример, чем то, что свет может вести себя как поток частиц и вместе с тем как электромагнитная волна. Настраивая наше восприятие, мы видим мир той стороной, какой обращены к нему сами. Вы можете думать об окружающей реальности в том ключе, в каком были воспитаны Мануэль и его клуб мужчин. Никому не доверять. Ни на кого не надеяться. Не иметь друзей. Быть как серферы, которые, по сути, тоже катаются по воде, но чья культура целиком построена на ненависти и снобизме. А можете верить во взаимопомощь, поддержку и дружбу. В обоих случаях вы будете правы.

Ко мне в гости в Кали приезжал каякер Гриша из Томска. Я раньше его не встречал. Но принял как друга. Ведь он каякер. И когда он, неделю спустя, уезжал в аеропорт рано утром, он разбудил меня попрощаться и сказал, что теперь, благодаря мне, верит в каякерское братство. Меня это очень сильно тронуло. Ведь реально то, во что мы верим. И сейчас, когда я не могу сам встать с постели, у меня есть друзья, которые мне помогают. Они звонят, приходят, пишут, предлагают деньги, заботятся обо мне. Каякерское братство существует. Если мы в него верим сами.


Перта Малкин
Сиквойя Гостпиталь, Город Красного дерева.
10 июня 2009